А что, скажем, с обезьянами?

А что, скажем, с обезьянами? Они в совершенстве ловят блох друг у друга. И заложенная у них от природы геометрия мозга их не ухудшает и не улучшает, поэтому можно лезть к ним внутрь и экспериментировать, но с человеком это не сработает. Для начала нам нужно сформировать усилие, схожее с усилием мозга обезьяны. Чтобы мозг наш не имел программы ухудшения.

И, извините, открытия О’Кифа, замучившего тысячи мышей и крыс — какой вывод-то они дали для человека? В 2014 году Джон О’Киф с Мэй-Бритт Мозер и Эдвардом Мозером были удостоены Нобелевской премии по физиологии и медицине за открытие клеток, показывающих геометричность мозга мыши. По сути, это то, над чем работает каждый йог, даже не понимая этого. Мы говорим о достижении, но не понимаем, что именно мозг мыши позволяет ставить над ней эксперименты. Он как конструктор, и при этом более совершенный, чем у обезьян, и еще более совершенный, чем у человека в плане изменения ДНК.

А что, скажем, с обезьянами? Статья про мозг Олега ЧернэНаш мозг имеет, конечно же, потенциал выше, но ориентировал себя на раздражение, на то, что надо и не надо, и в краткосрочном исполнении он не решает даже постоянные планы. При таком существовании он просто будет блокировать все.

При этом следует помнить о заложенных в нас нарушениях и раздражениях мозга, связанных с этой ситуацией. Это значит, что проблема может развиваться в мозге, и когда она уже выходит наружу, наш мозг неспособен решить ее. То есть получается, что многое зависит от комбинации факторов, которые нас раздражают и которые оформлены в работе нервной системы.

Таким образом, имея совершенный мозг, мы несовершенны в его развитии и обслуживании, но даже это должно нас направить на изучение того, что работает в природе более совершенно. Скажем, то, что геометрически предопределяет действие мышей и имеет постоянное усилие. И оно связано с височными долями. Как, спрашивается, мы работаем с височными долями, чтобы они были в постоянном усилии? Да никак. Они, как и остальные отделы мозга, существуют у человека по остаточному принципу. А это то, с чего следует начать синхронизацию мозга. Это обязательное условие для изменения ДНК.

А что, скажем, с обезьянами? Статья про мозг Олега ЧернэВ мозге, у которого нет синхронизации, нельзя изменить ДНК. Так что начнем с того правильного, что имеем — с гиппокампа с его геометрически правильными клетками и пирамидальными нейронами. Не построив височные доли или, скажем, энториальную кору, нам сложно идти дальше, так как многое уже поражено и разрушено в нашей голове, она перестала быть цельной геометрической сеткой и функционально завязана лишь на биохимию. В этой ситуации функция мозга как такового становится вторична.

Необходимо усовершенствовать связи нейронов в голове, которых предостаточно. Но нам мешают наши сенсорные органы, которых мы научили раздражать мозг, и они первые отвлекают его от естественного восприятия пространства (где под пространством понимается волновая среда вообще).

Следующий аспект, который покажется странным для многих — это положение головы. Если голова не научится помнить свое положение, а лишь будет висеть на теле, то ничего не получиться. Не голова прикреплена у человека к телу, а тело к голове. Это у обезьяны голова прикреплена к телу и является частью геометрии тела. А у нас тело должно стать частью геометрии головы. Это же не просто положение, а усилие. Совсем иная карта существует для движения нейронов, когда тело работает от головы. У человека голова — это, помимо общей части тела, еще и самостоятельное тело, и на определенных условиях оно существует независимо.

А что, скажем, с обезьянами? Статья про мозг Олега ЧернэУ животных правильнее рассматривать голову как часть тела. Поэтому система работы мозга у животных в разы стабильнее, чем у человека, у которого мозг мешает сам себе, так как систем гораздо больше, и они не центрированы, а в процессе жизни, как правило, еще и разболтаны.

И так как клетки образуют в мозге разные сети, их нужно заряжать, поэтому у нас два пути: зависеть от раздражения, возбуждения и заряжать цепи, или формировать самим энергетический импульс, разряд, на что я указывал, говоря о зиготе. Да и вообще, сам процесс электростимуляции мозга доказал, что он сам является процессором, и что в процессе изменения частот мы помогаем самому мозгу, а происходит это как раз при процессе мышления.

Однако следует помнить, что любая дополнительная стимуляция мозга опасна, поскольку можно перенаправить или разорвать нейронные сетки. Направлять усилие нужно на синхронизацию и связь мозга с ДНК, чтобы структура позволяла правильно обрабатывать тональность мозга. Игнорирование этого понятия приводит к потере контроля над мозгом, что мы можем наблюдать на примере многих адептов разных учений и течений, которые приходят к состоянию неадекватности.

Другой интересный аспект — люди, которые изначально двинулись туда, куда нужно. При этом они, как правило, из-за спешки и неумения лишь поменяли напряжение в голове, но не синхронизировали его и, по сути, стали еще более неадекватны для общества, так как не могут объяснить явлений в голове. Явление развили, а операционную систему нет.

А что, скажем, с обезьянами? Статья про мозг Олега ЧернэОтсутствие правильной взаимосвязи нарушает картирование мозга в пространстве. То есть люди считывают информацию, скажем, из более высокочастотного поля, а объясняют ее более низкими процессорными возможностями, какие у них были развиты до того, как они уплыли в свои духовные братства. То есть даже наличие координатной сетки не позволяет человеку понимать ее. И прежде чем бросаться повышать свои экстра-способности, важно разобраться с реальной анатомией головы, где пониматься должны не столько отделы мозга, сколько напряжения этих отделов.

Различные группы нейронов возбуждаются у нас в разных условиях внешнего воздействия, которые перекрывают возбуждение внутреннего воздействия. По сути, внешняя среда отвлекает мозг от ДНК. Это можно отследить даже на таких факторах, как нахождение в лесу или слушание музыки. Для нейронов это различные плотности, в которых они мечутся. И если оставить ДНК без присмотра, она начинает адаптировать сама себя.

 

Более подробно читайте в книге «Интегральная алхимия».

© Олег Чернэ